JAYREMMIKEY
MODERMODER




20.02.2017 Мы открылись!

03.02.2017 Форум в стадии разработки. С сюжетом можно ознакомиться в здесь.
2020 год. США.
Зомби-апокалипсис, способности.
Человечество достигает принципиально нового уровня в своей эволюции и изобретает препарат, позволяющий обрести уникальные способности. Однако за все, как известно, нужно платить. В начале 2020-го года из-за глобальной биокатастрофы человечество погружается в анабиоз. Просыпающееся население обнаруживает себя в пост-апокалиптическом мире, где по улицам разгуливают мертвецы, а все немногочисленные выжившие обрели сверхъестественные способности.
Вверх страницы
Вниз страницы

PANDEMIC

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PANDEMIC » personal episodes » [p. 001] all hell breaks loose


[p. 001] all hell breaks loose

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

A L L  H E L L  B R E A K S  L O O S E
http://funkyimg.com/i/2p8y6.gif http://funkyimg.com/i/2p8y7.gif
john remington, michael ness

» ДАТА:
19 мая 2020-го года.

» МЕСТО:
Штат Нью-Йорк, Нью-Йорк.

» ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ:
Майкл приходит в себя в больнице, окруженный толпой зомби, совершенно не имея понятия, что происходит. Джейрем, несмотря на фору в виде целых суток, тоже не особо осведомлен о причинах происходящего, но на поверку знает, что ничего хорошего от большого города, наполненного мертвецами, ждать не приходится. Это означает, что из Нью-Йорка нужно как можно скорее делать ноги, а если по пути повстречается живой человек - так вдвоем веселее, а, главное, безопасней. Ведь так?

+1

2

ВВ / инвентарь

Светло-серая футболка, сверху рубашка в синюю клетку. Джинсы, черные ботинки. На левой руке часы. С собой дробовик, в кобуре на поясе пистолет, запасная обойма. Где-то по карманам раскиданы пачка сигарет с зажигалкой, ключи от машины, бумажник и телефон.

П.С.: другим шрифтом фразы на русском.

В жизни Джейрема бывали плохие дни – а у кого их, спрашивается, не бывало. Бывали просто дерьмовые, бывали те, которые по количеству случавшегося пиздеца прямо хоть в книгу рекордов Гиннеса заноси – всякое, в общем, бывало. Но чертово 19-ое мая можно было смело обводить красным в календаре.

Просыпаться черте где с головной болью, иглой засевшей где-то за глазами, было Джейрему не впервой. И, в принципе, тут даже расстраиваться не стоило – если сегодня было жуткое похмелье, то хотя бы вчера должно было быть хорошо, весело и бодро. Вот только очнувшись на полу своего бара и пытаясь прийти в себя, Джейрем почему-то сразу заподозрил неладное. Лихие времена, когда он позволял себе напиваться до беспамятства, ушли в прошлое – не до того сейчас было, да и Джон вроде как из сопливого подростка успел вырасти во взрослого мужика, который благодаря своим русским корням мог перепить практически любого. Собственно поэтому тот факт, что он очнулся на полу, за стойкой, неудобно раскорячившись между стулом и шкафом, был первым тревожным звоночком.

Вторым стал невнятный, едва различимый хрип. Не успев подняться с пола, Джейрем поднес к лицу левую руку с часами, с трудом разобрал время и выругался под нос.
- Кого там, блядь, принесло, - пробормотал он, пытаясь подняться на ноги. Бар, вроде как, начинал работать только с пяти вечера, и до этого времени здесь никого не должно было быть – по крайней мере, так гласила табличка на двери, которую Джейрем самолично же и вешал.

Со второй попытки, подцепившись за стойку, он все-таки умудрился подняться. Перед глазами плыло, к горлу подкатывала тошнота, да и ноги слушались как-то неохотно, но Джейрем упрямо держался. Зато вопрос с непрошенными посетителями решился быстро – заметив в дальнем углу бара чужую спину в знакомом отвратном малиновом свитере, Джейрем выдохнул.
- Сеньора Гонзалез, что ж вы молчите, - произнес он, пытаясь привлечь внимание женщины. – Мы разве на сегодня договаривались? Как вы вообще вошли, я разве открывал…

Джейрем осекся. Воспоминания покатились одно за другим – вот он просыпается в понедельник утром, 11-го числа, с трудом продирая глаза только к полудню; вот он спускается вниз, в бар, у дверей которого встречает Гонзалез – пожилую мексиканку, подрабатывавшую уборщицей за какие-то центы; вот они вместе заходят внутрь, и Джейрем идет к кассе, пересчитывать вчерашнюю выручку, беззлобно перекидываясь подколками с Гонзалез – та, несмотря на свой возраст, бабой была еще хоть куда.
А дальше темнота.
И это, конечно, все могло быть результатом дикой попойки, вот только для этого Ремингтон должен был хотя бы помнить, как, где и почему начал пить.

Еще раз взглянув на часы, он с удивлением обнаружил, что те показывали какую-то дурь – не то самое заветное 11-ое мая, а 19-ое. В этот момент невнятный хрип повторился, Джейрем поднял голову и успел заметить, как Гонзалез медленно, словно никуда не торопясь, поворачивается.
- Мария? – повысив голос, произнес Джейрем.
Повернувшаяся женщина выглядела бледной, как будто была тяжело больна. Глаза нездорово покраснели, а каждое ее движение было дерганным, ломанным, словно они давались ей с трудом. Гонзалез открыла рот, но вместо слов Джейрем услышал только уже знакомый хрип, на этот раз громче и как будто бы злой.

- Что за херня? – под нос себе пробормотал Ремингтон и потянулся к телефонной трубке, расположенной под стойкой. Вместо гудков он услышал тревожную тишину, и идею дозвониться до скорой пришлось отложить. Мобильный Джона, лежавший сверху на столешнице, не отзывался – по-видимому, из-за разряженной батареи.

Выйдя из-за стойки, Джейрем приблизился к Гонзалез, протянул в ее сторону руку.
- Мария, вам плохо? Может, вам прилечь?

«Еще же окочурится тут, карга старая», - раздраженно подумал Ремингтон, наблюдая, как Мария переводит бессмысленный взгляд с него на его руку. А затем она дернулась так стремительно, что даже закаленный многочисленными тренировками Джейрем не успел отреагировать. Да и откровенно говоря, даже годы службы в армии и спецназе не могли его подготовить к тому, что пожилая, мать ее, мексиканка вдруг вцепится зубами ему в предплечье. Сперва Ремингтон так охренел, что даже не почувствовал боли, вылупившись на Гонзалез, уже чуть ли не пускавшую на его руку слюни. Затем боль все-таки пришла, да такая острая, что Джейрем смачно выругался на русском и попытался выдернуть несчастную конечность из чужой хватки. От мысли встряхнуть Гонзалез, как мелкую болонку, вцепившуюся в штанину, Джейрем быстро отказался – у женщины оказалось на удивление много сил, и Джон побоялся, что, дернувшись, оставит у нее в зубах свою руку по локоть.

В конце концов, инстинкты взяли свое над шоком, и Ремингтон припечатал Гонзалез к стене, в надежде, что сильный удар заставит ее разжать челюсти. Как ни странно, сработало, но сильно легче не стало – прижимая здоровой рукой Марию поперек груди, Джейрем со смешанными чувствами наблюдал, как та, потеряв последние остатки человечности, пыталась дотянуться до него окровавленным ртом, попутно издавая животные хрипы и вопли.
- Да что происходит, мать твою за ногу, Гонзалез, ты совсем что ли крышу потеряла?

Слушать Мария его, конечно же, не пожелала. Более того, попытки вырваться усилились, и Джейрем начал лихорадочно искать, куда бы пристроить ополоумевшую мексиканку так, чтобы она и себя не убила ненароком, и не дотянулась бы своими загребущими руками до него самого. С грехом пополам, перехватив брыкающуюся Гонзалез поперек горла, Джейрем дотащил ее до подвала. К счастью, он так и не сподобился выкинуть цепи с замком, которыми перевязывали пару недель назад пришедший в ящиках груз, - сейчас они пришлись очень кстати. Прикрутив Марию к одной из давно не работавших канализационных труб, Джейрем поглядел на результаты своих трудов. Привязана она была крепко, и с тем, как резко она дергалась, пытаясь дотянуться до Ремингтона то руками, то зубами, Гонзалез вполне могла отдавить себе все внутренности тяжелой цепью.
- Ты уж потерпи, сеньора, – пробормотал Джейрем и вышел из подвала, намереваясь для начала разобраться, какого хрена происходит, а затем вызвать таки скорую.

Кровоточащий укус пришлось по-быстрому перевязать чистым полотенцем. Взяв с собой ключи с кошельком, Джейрем открыл дверь бара. А затем тут же закрыл и уставился на ее металлическую поверхность. На всякий случай он протер глаза, открыл дверь снова, осмотрелся и протянул:
- Ну еб твою мать.

Узкая улочка вдоль бара кишела людьми – это было неудивительно, «Чердак» располагался в том районе, где всегда было много народу, вне зависимости от времени суток, менялся только контингент. Вот только люди по своему внешнему виду и поведению до черта напоминали запертую в подвале Гонзалез – все признаки были налицо. Несмотря на потрясение, Джейрем даже успел отметить, что один парниша упорно ковылял на явно сломанной ноге, а помятого вида бугай не обращал никакого внимания на дыру в черепе и засохшую по всему телу кровь.

Снова прикрыв дверь, Джейрем сделал глубокий вдох. Он, конечно, был знаком с великой американской поп-культурой и некоторые из ее шедевров даже любил. «Зомбилэнд» был тому примером, на протяжении всего фильма Ремингтон ржал, как конь, а Таллахасси вообще обожал всей своей душой. Другие киноленты, типа «28 дней спустя» или «Обители зла» не занимали столь надежного места в сердце Джейрема, но с ними он был знаком, хоть и поверхностно. Оттого еще сложнее было поверить, что происходящее на улице – правда.
Может, шутка? Как это там называют… флешмоб? Вселенский такой и нихера несмешной розыгрыш? Джейрем вспомнил Гонзалез, которая бы скорее хлебнула хлорки, чем стала бы участвовать в подобной чепухе, и решил, что нет, похоже, не розыгрыш.
Может, он все-таки спит? Или наглотался каких-то липовых колес, от которых галлюцинации приобрели совершенно иные масштабы?

Так или иначе, давние, въевшиеся под кожу рефлексы спецназовца призывали оттеснить в сторону эмоции и панику и начинать действовать. Для начала – понять, что происходит и насколько велики масштабы бедствия. Например, если это все-таки шутка, господа юмористы быстро пойдут на попятный, стоит им в лицо сунуть ствол самого настоящего и нихера не фальшивого дробовика.

Ремингтон достал из сейфа оружие, за пояс припрятал пистолет и отправился на улицу.
Товарищи клоуны заметили его, стоило громко хлопнуть железной двери за его спиной. Ближайшие тут же заторопились к нему, наперебой хрипя и протягивая к нему бледные руки. Джейрем поднял ружье, прицелился, на всякий случай предупредил:
- Патроны не холостые, стрелять не постесняюсь.
На его реплику бледные друзья никак не отреагировали, только ускорили темп. Джейрем пожал плечами и выстрелил по ногам ближайшему парню – тому самому, у которого с одной из конечностей уже были проблемы. Тот, как и полагается, упал, захрипел чуть громче, но с намеченного курса не сбился и продолжил ползти с не меньшим энтузиазмом.
- Вот же дрянь какая, - почти весело хмыкнул Ремингтон. – Похоже, не шутите.

Пока еще подбегали остальные бравые ребята, Джон приблизился к упавшему, прижал его ногой к земле, достал из-за пояса пистолет и на пробу выпустил пулю тому в живот. Кровотечение началось, но от самого парня ноль реакции. Тот же результат от пули в сердце, а вот выстрел в голову заставил его умиротворенно притихнуть и, наконец, сдохнуть.
- Стрелять в голову, по классике, - задумчиво пробормотал Джейрем. – Ясно.

За следующие несколько часов Джейрем выяснил для себя сразу несколько вещей.
Радио не работало, а вместе с ним сотовая связь и интернет.
Кое-где еще было электричество и вода, но все это стремительно подходило к концу.
Весь немаленький город был заполонен зомби – называть их как-то иначе Джейрем пока не видел смысла, - и вменяемые люди где-то если и были, то явно не в Нью-Йорке.
Судя по всему, он фактически отрубился на месте 11-го мая, впрочем, как и все остальные – кого-то обморок застал посреди улицы, кого-то в машине. В ближайшем полицейском участке вообще творилась какая-то вакханалия – крохотный офис был набит зомби под завязку, и Джейрем не рискнул туда даже соваться.
По-видимому, зомби были фактически мертвы – судя по бледности их кожи и тому, что на ранения куда-либо, кроме мозга, они не реагировали вообще. А еще то там, то здесь лежали люди – по виду здоровые, просто бессознательные. Они еще не превратились? Или не очнулись? Может, они, как и Джон, – еще имеют шанс проснуться в своем уме?

Ближе к вечеру, объехав полгорода на машине, Джейрем понял, что оставаться в Нью-Йорке нельзя – слишком много людей, уже неживых, слишком велик риск. Возвращаясь обратно к своему бару, Ремингтон с беспокойством поглядывал на собственную укушенную руку. Во всех дебильных попсовых фильмах подобные вещи заканчивались печально. Пока что Джейрем не начинал бессвязно хрипеть и тянуться зубами к человечине, но хер его знает, сколько времени должно пройти.

Кое-как расчистив вход в бар, Ремингтон скользнул внутрь, запер дверь на засов и принялся собираться. Несмотря на то, что связи не было, он знал, куда будет держать путь – в Техас, к родне, либо чтобы защитить, либо чтобы убедиться, что сдохли они все уже с концами.

Перед уходом, оставив сумку с вещами у двери, Джейрем спустился в подвал. Заметившая его Гонзалез оживилась – если это слово вообще было применимо к зомби.
- Прости, подруга, - с сожалением в голосе произнес Джон, передергивая затвор пистолета. – Но возиться с тобой у меня нет времени.
От выстрела в голову Мария, предсказуемо, мигом присмирела и поникла.

То ли ближе к темноте мертвецы проявляли большую активность, то ли их привлек шум, которого не стеснялся Джейрем, но к машине он пробивался уже с трудом, немилосердно тратя драгоценные патроны. А перед выездом из города его ждало еще одно дело – надо было раздобыть медикаментов.

Уже через десяток минут он припарковался у первой попавшейся на пути больницы. Можно было, конечно, зайти в аптеку, но искать ее специально Ремингтон не хотел. А в больницу он не планировал углубляться – достаточно было прошерстить пару этажей, нагребая всего и побольше в сумку и стараясь не привлекать внимание мертвецов.

Естественно, планы Джейрема накрылись медным тазом. Он был на втором этаже и нес на плече уже изрядно потяжелевшую сумку с лекарствами, удивляясь отсутствию людей – как живых, так и мертвых, - когда услышал топот ног, грохот местных каталок, уже знакомые хрипы. А следом из-за угла вылетел человек, вполне себе живой, судя по резвости, с которой он передвигался. Джейрем, услышавший шум и тут же спрятавшийся за ближайший шкаф, вышел обратно, пока неутомимый бегун в призывно развевающейся больничной пижаме не пролетел мимо, но не рассчитал скорость, с которой тот продвигался по коридору, и в итоге незнакомец влетел в Ремингтона на полном ходу.
Несмотря на разницу в росте, по мышечной массе Джейрем все-таки был в выигрыше, поэтому умудрился не потерять равновесие сам и даже поддержал врезавшегося в него парня.
- Эй, ты в порядке? Живой? – Больше всего боясь услышать в ответ треклятый хрип, Ремингтон заставил незнакомца повернуться, а затем удивленно вскинул брови, увидев его лицо. – Ты же этот… как его… Джуниор.

+2

3

ВВ

Больничная роба с завязками на спине, на запястье больничный браслет. С собой одно большое ничего.

Будь осторожен в своих желаниях, ибо они могут сбыться – такой простой, как пробка, постулат, но Майк в свои двадцать шесть, видимо, все еще его не усвоил. Долгие недели зубодробильной архивной работы в поисках прецедента для особенно заковыристого дела, которое «никак нельзя проиграть» – а когда, блять, бывало можно? – он все обещал себе, что еще немного, еще немножечко, и будет передышка. Просто дожить до конца дня, потому что завтра будет лучше, до конца недели, чтобы хоть сутки провести лицом в подушку, до конца месяца. Одно дело по цепочке тянуло за собой другое, непрерывная череда работы все тянулась и тянулась, и начинала сжиматься вокруг Несса кольцом. Запланированный на октябрь отпуск, казалось, был на расстоянии вечности, Майк о нем ежедневно грезил, верил в него, как девочки верят в прекрасных принцев, но уже начинал сомневаться, что до такого счастья доживет.

И вот, как ответ вселенной на его страдания, без меры заебавшийся Майкл получил возможность больше месяца проваляться в постели. Правда, с довольно серьезным ранением и в больнице, но зато хотя бы не в офисе. Этот аргумент скоро потерял свой утешительный эффект – примерно через две недели после того, как лечащий врач снизил дозу препаратов, на которых Несса держали.

О самой аварии он помнил мало, а все, что знал, почерпнул от сердобольной секретарши Джесси, которая прибежала его навестить с корзиной кексов и букетом дурнопахнущих лилий наперевес. Он был в машине одного из клиентов фирмы, направлялся из офиса в суд. Затем был удар и темнота. Как выяснилось, все спутники Майка погибли – и водитель, и сам клиент, и два его охранника. Несс выжил, и это уже было чудом, если учесть в какое месиво превратился автомобиль, да еще и умудрился избежать каких-либо серьезных ранений, не считая ушибов, ссадин и пары как-то очень уж хитровыебанно сломанных ребер. Врачи и медсестры наперебой сообщали охреневшему Майклу, какой он везунчик, и что он-де, в рубашке родился, а сам Несс только вяло кивал и не особенно понимал, как стоит на такие поздравления реагировать. В духе «Да, спасибо, сам рад, что выжил, жалко только, что все мои спутники отправились на тот свет»? Не то чтобы смерть толстосума-клиента так уж потрясла парня, просто сама по себе ситуация очень уж давила на психику, да еще и бередила застарелые шрамы, до одури напоминая аварию, в которой Майки потерял мать.

И вот тут-то, на больничной койке, и выяснилось, что прежде жаловаться ему было не на что, что прежний образ жизни был куда как предпочтительнее, ибо лежать без движения, отдыхать и набираться сил Майк за несколько лет разучился напрочь. Едва, как ворчала пожилая медсестра миссис Карлинг, «от задницы отлегло», он тут же стал рваться, если не уехать в офис, то хотя бы поработать дистанционно. Все та же Джесси по его просьбе принесла в больницу ноутбук, а по собственному почину каждый день сообщала самые горячие сплетни и самые важные новости из жизни компании. Девчонка настолько зачастила к нему, что медперсонал уже наверняка считал ее, уж если не невестой Майкла, то точно любящей и внимательной девушкой. Несс слухов не опровергал – ему было, в сущности, насрать, что о нем думают и говорят. Зато Джесси явно нравилось это заблуждение, и она всячески старалась его поддерживать. В общем-то, Майкл уже давно подозревал, что молоденькая секретарша положила на него глаз. Прежде он вовсе не собирался, вопреки издевательским советам коллег, пользоваться расположением дурочки к себе, но теперь она стала едва ли не единственной связью Несса с прежней жизнью, потому излишнее благородство пришлось без колебаний отбросить. К тому же, он ведь ее не принуждал, верно?

Шла неделя за неделей, кости срастались медленно, а терпение Майки таяло быстро, и вскоре он только и мечтал о том, чтобы выбраться из постылых больничных сцен  и галопом побежать на любимую работу. Что имеем, как говорится, не храним. Любое, даже самое нудное дело, сейчас казалось едва ли не парком развлечений в сравнении с нескончаемыми процедурами. К счастью, уже к середине апреля Майку удалось хоть более-менее устаканить свой новый график и хотя бы дистанционно вернуться в строй. С работы по-прежнему ему ежедневно присылали наилучшие пожелания, списки заданий, и, периодически, все ту же Джесси. Словом, жизнь вошла в новую колею.

Проснувшись с адской головной болью, Майк привычно уперся взглядом в серо-крапчатый больничный каталог и привычно же подумал, как сильно это место его задолбало. К счастью, через неделю его ждала выписка, так что терпеть осталось совсем немного. Несс повернулся на бок, собрался было закрыть глаза и попытаться снова уснуть, когда услышал откуда-то справа странный звук – не то шорох, не то скрежет, не то шипение.

- Джесс? – хриплым со сна голосом позвал Майки, оборачиваясь и щурясь на яркий свет. Надо же, какого черта ее вообще принесло так рано?
От того, что он увидел, Несс едва ли не свалился с узкой койки.

- Блять, – с чувством выругался он, спуская ноги на пол и шокированно разглядывая кровавое месиво в углу, у самых дверей в коридор. На полу, в луже из крови и ошметков плоти лежала Мэриэн, одна из его постоянных медсестер, а над ней склонилась какая-то женщина. На звук его голоса дама обернулась, отвлекаясь от того, что было, по всей видимости, ее трапезой. Склонила голову набок, будто разглядывая Несса в ответ. Майки с трудом подавил рвотные позывы. Да, это действительно была Джесси, но узнать ее сейчас можно было разве что по розовому брючному костюму да фирменному платиновому каре.

- Что за пиздец? – ошарашено произнес Майкл, поднимаясь с постели и делая осторожный шаг назад. В голове его одновременно крутились ассоциации со всеми посмотренными в юношеские годы фильмами про зомби сразу. – Джесси? Эй, ты меня слышишь? Что это у тебя за новая диета?
Джессика и правда, казалось, прислушивалась к нему, и даже всматривалась как-то особенно внимательно, насколько Майк мог судить. Стоило ему замолчать, она издала низкий животный хрип, отбросила в сторону кусок, выдранный из живота бедняжки Мэриэн, и двинулась к Нессу. Тот, рассудив, что не слишком хочет повторять судьбу медсестрички, поспешил отпрянуть.

Оглядевшись вокруг, Несс не заметил ничего, ну вот вообще ничего, что могло хоть как-то сойти за оружие. Выходит, из вариантов оставалось только отступление. Едва бывшая некогда Джесси тварь приблизилась к нему, Майк одним молниеносным движением снял блокировку с колесиков своей койки и толкнул дребезжащую конструкцию в сторону зомби, а сам поспешно рванул к выходу из палаты. Прибитая тяжелой койкой к стене тварь захрипела ему вслед.

В коридоре было аномально тихо, тишина стояла буквально мертвая, и именно этот факт указывал на то, что случилось что-то очень и очень херовое. Никаких объявлений, никакого бесконечного топота, ни жалоб пациентов – вообще ничего. Майкл быстрым шагом пошел по коридору, толкая то одну, то другую дверь, но за каждой его встречало мертвое молчание. Тут и там в разных позах лежали люди – некоторые в таком же плачевном состоянии, как Мэриэн, другие на вид нетронутые – но не было видно ни единой живой души.

Голова шла кругом, уложить в нее события последних минут не удавалось – все это отдавало дешевым ужастиком, из тех, что они с отцом любили смотреть на выходных, но никак не походило на реальность. Может, ему по ошибке вкололи что-то не то? Может, он действительно сдох в той аварии, и вот это все – единственная загробная жизнь, которую Майк заслужил? Может, он еще спит?

К сожалению, времени предаваться экзистенциальному кризису и прочим тягостным мыслям, у Майкла не оказалось. Уже знакомый шорох из-за спины предвосхитил появление целой группы джессиподобных созданий, которые, клацая челюстями, направлялись прямо к нему. Не раздумывая, Майки сорвался с места и побежал, надеясь оторваться от них.

Когда он налетел на что-то – кого-то – твердое, первой мыслью было, что кто-то из преследователей каким-то мифическим образом его догнал. Майкл дернулся в сторону, чудом устоял на ногах и с совершенно обалдевшим видом сумел только покивать головой в ответ на вопросы. Осмысленная речь – вот это счастье-то!

- Я-то да, а вот они, мне кажется, не очень, – выдавил, наконец, Майк, указывая в ту часть коридора, откуда уже раздавались хрипы его преследователей. – Шевелись, надо сваливать, пока они нас не догнали!
Уже на ходу, запоздало, Майки среагировал на последнюю реплику. Сперва не поверил своим глазам, потом выругался, потом все-таки решил ответить:
- Ремингтон. Бля, вот уж не думал, что встретимся, да еще при таких обстоятельствах.

Джон Ремингтон был, положа руку на сердце, его первым настоящим делом. Не самого выгодного и сговорчивого клиента на него сбросил руководитель несколько лет назад, когда еще зеленый студентик Майк проходил практику в одной из многочисленных юридических фирм по распределению университета. Несс до сих пор не мог забыть, как тяжко ему пришлось при подготовке материалов, и как босс, благосклонно взявший помощника с собой на заседание, в два счета выиграл дело, палец о палец для этого не ударил. Самому Майку не досталось даже банального «хорошая работа», только сплошные насмешки со стороны ехидного клиента в качестве бонуса.
Словом, Ремингтона Майкл помнил, и еще как.

- Ты знаешь, что вообще за херня тут творится? – спросил Несс уже на бегу, в глубине души уверенный, что Джон, если и не имеет отношения к происходящему пиздецу, то как минимум в курсе событий.

+1

4

машинка, красоточка моя, красотулечка

Черный Ford Mustang 1967.

Встретить живую душу оказалось для Джона несказанным облегчением. Поднимавшуюся внутри панику от всего происходящего он давил только железным усилием воли, к счастью, за годы службы в армии этому он научился. Правда, ни одна, даже самая опасная миссия, не шла ни в какое сравнение с городом, наполненным мертвецами, жаждавшими оттяпать у тебя руку или ногу себе на завтрак. Но стресс – он стрессом, в конце концов, и был.

В предыдущие несколько часов Джейрем старательно давил подозрения о том, что он, такой везунчик, остался один. Рационально он понимал, что это невозможно – не было в нем ничего такого, что заставило бы его остаться в своем уме, в то время как все остальное население как минимум целого города вдруг решило сменить режим питания. Но то был разум, а эмоции, как бы старательно Ремингтон их не подавлял, говорили о другом. Что, если он последний? Что, если это такая нихрена не смешная шутка судьбы – на, Джонни, вот тебе постапокалиптический мир, развлекайся на здоровье.

Но нет, Джуниор был вполне себе живым – до черта перепуганным, какого-то хрена разодетым в больничный халат, но живым. Комментарий его пришелся весьма кстати – Джейрем был не в настроении ближе знакомиться с товарищами, выглянувшими из-за угла коридора, а потому заторопился следом.

- Честно говоря, в нынешних условиях я даже твою кислую рожу рад видеть, - хмыкнул Джейрем, обгоняя внезапного товарища по несчастью и принимаясь выводить того к выходу по хитроумным больничным коридорам.

Потратив порядка десятка секунд на то, чтобы попытаться вспомнить его имя, Ремингтон тяжело вздохнул. На имена и фамилии у него всегда была дрянная память, зато на лица хорошая, а потому к запомнившимся образам он, чаще всего, прилеплял прозвища. Парниша в больничной робе когда-то был помощником адвоката, вытащившего задницу Джейрема из больших неприятностей. Поскольку тогда парниша был еще моложе, чем сейчас, и занимал должность едва ли не мальчика на побегушках, Ремингтон окрестил его «младшеньким», и менять ничего не собирался, по крайней мере, сейчас – не до того было.

Что за херня творилась вокруг, Джейрем не знал. Сам бы душу продал за желанные ответы, но, увы, подходящих покупателей пока не находилось, а мертвяки на сносных торговцев походили мало. Но все же Ремингтон знал немножко больше только-только очнувшегося, судя по всему, Джуниора.
- Понятия не имею, - отозвался он. – Сегодня, для справки, 19-ое мая. Последнее, что помню я, это 11-ое число. Отрубился, очнулся сегодня утром, одна потрясающе милая женщина едва меня не сожрала, поэтому пришлось прострелить ей голову.

Спустившись по лестнице, Джейрем увидел заветный выход и заспешил к нему, продолжая говорить:
- Весь город в таком состоянии. По крайней мере, я объехал значительную его часть, и ты первый живой и адекватный из мною встреченных. Остальные мертвяки – зомби? Наверное, их можно так называть? Хрен его знает. Сотовая связь не работает, интернет тоже, электричество и вода с перебоями, где-то еще, видимо, остались генераторы, но, по-видимому, на электро- и гидростанциях творится та же хрень, что и во всем Нью-Йорке.

В этот момент Джейрем открыл двери больницы и продемонстрировал Джуниору ту самую «хрень». Правда увиденное удивило и самого Ремингтона – когда он припарковывался у госпиталя, вокруг была всего парочка мертвяков, да и те были достаточно далеко, чтобы о них можно было не беспокоится. Сейчас же небольшая площадь перед зданием уверенно наполнялась зомби – даже к стоящей рядом машине уже пришлось бы пробивать дорогу.
- Твою мать, - сквозь зубы процедил Джон, снимая с плеча дробовик. – Джуниор, там впереди машина. Держись за мной и не тормози.

Патронов уже было катастрофически мало, даже несмотря на запасную обойму, которую предусмотрительный Джейрем прихватил с собой. Подбиравшихся особо близко зомби Ремингтон приветствовал дробью в голову, кого мог – просто отпихивал с пути, благо сильного удара ногой в тяжелом ботинке было достаточно. Уже у самой машины, когда Джейрем открыл заднюю дверь, чтобы закинуть внутрь сумку с лекарствами, где-то совсем близко справа раздался хрип. Джон в самый последний момент успел оттащить нацелившегося на Джуниора мертвяка, резко дернув того за ворот куртки. Упавшего на землю зомби Джейрем на всякий случай припечатал ногой по лицу, но особого эффекта это не возымело. Решив не тратить на него время, Ремингтон кивнул на машину, гаркнул резкое «Залазь!» и обогнул автомобиль по дуге, забираясь на водительское место.

От поворота ключей утешающее взревел мотор, и Джейрем поспешно вдавил педаль газа, безжалостно сбивая лезущих на дорогу мертвецов.
- Сука, откуда ж их столько? – едва слышно пробормотал он, поправляя зеркало заднего вида.

По Нью-Йорку приходилось петлять – улицы в центре были забиты машинами, и проехать между ними не представлялось возможности. Благо, город Ремингтон знал достаточно хорошо, чтобы вывести их на шоссе, ведущее прочь из мегаполиса.

- Хер его знает, что происходит, - по пути произнес Джейрем, с силой сжимая руль. – Ебучий зомби-апокалипсис настал, прикинь, Джуниор? А мы с тобой теперь за Милу Йовович и Мишель Родригез.

Открыв окно, Ремингтон достал из кармана джинс пачку сигарет, прикурил, не шибко обращая внимание на дорогу, и с наслаждением выдохнул терпкий дым. Вообще обычно в родном Мустанге он себе курить не разрешал, но сейчас от нервов и злости начинали дрожать руки.

- Я еду в Техас, - сообщил Джейрем, делая очередную затяжку. Небоскребы Нью-Йорка постепенно оставались позади, сменяясь на более низкие постройки пригорода. – Если встречу по пути какую-нибудь военную базу, карантинную зону – заебись, хоть что-то. Но признаков эвакуации я в Большом Яблоке не видел, все как будто как на своих местах были, так там и попадали. – Обернувшись к своему пассажиру, Ремингтон вопросительно вскинул брови: - Тебе куда? Выброшу по пути, если хочешь.

+1

5

- Да иди ты нахрен, – пробурчал Майкл сквозь зубы, шустро поспевая за Ремингтоном по больничному коридору. Судя по всему, тот хотя бы знал, куда идет – сам Несс точно плутал бы среди этого лабиринта белых стен несколько часов. За спиной раздавались уже знакомое хриплое поскуливание, от которого у Майки бежал мороз по коже. Какого хрена произошло, пока он спал? Все происходящее до жути отдавало дурной бульварной фантастикой, с которой Майк не хотел иметь ничего общего даже в подростковые годы, и уж тем более теперь.
Информация, которой поделился Ремингтон, ясности тоже не внесла. Он, значит, неделю пробыл в отключке, а когда проснулся, весь мир превратился в декорации к фильму о зомби-апокалипсисе. Просто охренительно.
- Я вообще не знаю, как долго провалялся. Проснулся пол часа назад, и увидел, как наша секретарша с аппетитом жрет внутренности медсестры. Так себе зрелище. Сперва подумал, что это все глюки от лекарства, но, видимо, нет.

Скоро пришлось заткнуться и сосредоточиться на чем-то одном – либо бежать, либо трепаться. От резких движений в боку немедленно закололо, словно все переломы возопили разом и запросили пощады. Несс только зашипел сквозь зубы, прижав правую руку к ребрам, но темпа не сбавил. Жить хотелось больше, чем передохнуть, и не было большего стимула для спешки, чем клацанье челюстей позади.
Двери госпиталя распахнулись, и оказалось, что здание окружено – снаружи поджидало никак не меньше тварей – казалось, даже больше. Майк охнул и затормозил, едва не врезаясь в Ремингтона.
- Еб твою мать, – с чувством сказал он, вцепившись правой рукой в спутанные волосы. – Как нам вообще через них пройти?
Ответом на его вопрос оказался снятый с плеча дробовик, который Ремингтон явно держал в руках не в первый раз. Стараясь не отставать, Майк продвигался следом. Волна мертвецов расступилась, а потом сомкнулась уже за ними, и двинулась следом, повторяя каждое движение. Время от времени кто-то из зомби делал рывок вперед, стремясь вцепиться в кого-то из мужчин. Ремингтон отбивался, Несс пытался уворачиваться, но с каждым разом все менее успешно. От слишком резких движений у Майла зашумело в ушах – ему бы ибупрофен. Может, Ремингтон его захватил? Главное, добраться до машины.

От особенно шустрого мертвяка Майки не успел увернуться – заскорузлые руки вцепились ему в шею, зловонные желтые зубы клацнули у самого лица. Несс даже испугаться не успел, когда Ремингтон схватил зомби за ворот и буквально отшвырнул тварь в сторону. Не успев выпалить «Спасибо», Майк забрался на пассажирское сиденье, рухнув на него как мешок с картошкой.
- Пиздец, – емко ответил Несс на тираду про апокалипсис и Миллу Йовович. Других мыслей по этому поводу у него не нашлось.
- Дай, – попросил Майкл, слепо потянувшись за сигаретой. – Мне бы отдышаться, я что-то совсем ничего не соображаю. Что за хуйня творится, а?
Руки у него дрожали, да так, что поднести сигарету к губам получилось не с первого раза.
- Мне бы какую-нибудь одежду. У тебя тут случайно ничего не найдется? Надоело светить голым задом, – поинтересовался Несс ровным голосом, который совершенно не вязался с его меловым лицом и покрытым испариной лбом.
- Мне некуда.
Если подумать, Майку действительно было некуда идти. Его нью-йоркская квартирка находилась в таком районе, где и без зомби было страшно ходить после часа ночи, а уж теперь-то. К тому же, там его никто не ждал, как, в принципе, и в родном Ричмонде. На секунду мелькнула мысль о Сильви, но Майк ее отогнал. Если она очнулась, если тоже оказалась одна среди кровожадных тварей, то уже наверняка погибла. А если не очнулась… К тому же, он все равно не знал, где ее теперь искать.
- Поеду с тобой в Техас, если возьмешь.
За окнами машины проносился самый что ни на есть унылый пейзаж – серое небо, нависшее над заброшенным городом, где не было видно ни единой живой души. Несс с ужасом смотрел на знакомые улицы, не узнавая их такими пустынными.

- Как думаешь, сколько осталось выживших? И почему выжили только мы? – Майк бросил быстрый взгляд на Ремингтона. – Спасибо, кстати, что не бросил там. Они бы сожрали меня на завтрак.
Переведя глаза на дорогу, Несс вжался в сидение и заорал во все горло:
- Тормози, Ремингтон! Или поворачивай!
Впереди дорогу перегородила толпа из доброй сотни мертвецов, каждый из которых вперил мутные глазные яблоки в машину. И Майкл готов был поклясться, что твари пялились именно на него.

0


Вы здесь » PANDEMIC » personal episodes » [p. 001] all hell breaks loose


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC